Владивосток 2000

Если и начинать текст про Владивосток, то только так. С легкой руки Ильи Лагутенко фраза стала крылатой, а название города вызывает стойкую ассоциацию.

Для меня Владивосток — совершенно особенное место, потому что именно здесь чуть больше года назад мой муж сделал мне предложение. Иногда я представляю, как наши будущие дети удивляются тому, что родители жили на Дальнем Востоке. Удивляются, потому что даже для меня самой это необычно и сложно для осознания. Здесь все по-другому – мосты, корабли, холмы, японские машины, морепродукты, море, ветер, переменчивая погода, конечная станция Транссиба. И еще это очень далеко.

Как до Китая

Для жителей Центральной России выражение «как до Китая пешком» означает, что цель находится где-то в отдалении. Причем не важно, речь о времени, расстоянии или доступности. Во Владивостоке сама суть выражения меняется — до Китая здесь гораздо ближе, чем до Москвы, Самары, Красноярска или даже Якутска. Само собой, китайцев тоже хоть отбавляй.

Кто хоть раз гулял по Дворцовой площади в Санкт-Петербурге или по Красной площади в Москве знают, как прекрасны жители страны восходящего солнца. Об их воспитании, речи и манере перемещения толпами ходят легенды. У путешественников даже есть отдельный вид спорта, называется: приди к достопримечательности раньше китайцев. Разумеется, ни один путешественник-одиночка в этом виде спорта еще ни разу не преуспел. Владивосток оккупирован китайскими туристами даже больше, чем Москва или СПб, потому что близко и ходят прямые автобусы. Отовсюду, буквально отовсюду на тебя смотрят плоские лица и льется что-то нечленораздельное. Не понимайте превратно, я бесконечно уважаю рвение престарелых китайцев посмотреть мир, нашим пожилым людям тоже следовало бы выезжать, но отдельные проявления китайской любознательности бесят. Почему — рассказываю историю с корабликом.

История с корабликом

Погода во Владивостоке меняется каждые полчаса, но в то утро было стабильно тепло. Прогулка по сопочкам вверх-вниз быстро нас вымотала и захотелось в прохладу, поэтому прокатиться на кораблике казалось логичным решением, к тому же весьма романтичным. На прогулочный катер погрузились мы и еще человек пятнадцать: десять их них — китайцы.

Прошло минимум пятнадцать минут до того, как я заметила полчища птиц, кружащих над нашими головами. Как раз в этот момент меня накрыло осознание: вот зачем эти люди держали в руках хлеб. Я то, глупая, подумала, что они голодные и хотят покушать вкусный русский хлебушек. Сама ты хлебушек, Ира.

Оставшиеся полчаса я боязливо прикрывала голову руками. Если бы у меня был зонтик, я бы чувствовала себя куда увереннее — как вообще можно расслабиться, когда над тобой кто-то летает и жрет, а в перспективе… Ну, понятно. Я вообще не очень люблю, когда надо мной летают птицы. И дети в парках, которые гоняют голубей в мою сторону — меня тоже бесят. Орнитофобия в действии.

Но это у меня. В 1958 году Мао Дзэдун приказал уничтожить всех воробьев, которые объедали население прям на полях, а кроме воробьев уничтожили и других мелких птиц. Все это вылилось в неприятные последствия в виде гусениц и саранчи, о которых можно почитать в Википедии. Птицу потом, кстати, завезли ограниченной партией из Советского Союза. И самое главное, что после птичьего геноцида отношение к ним у китайцев трепетное, граничит с поклонением. А чайка, голубь или воробей — кому какое дело?

Я люблю японцев. Они милые и скромные.

Мосты

На этой радостной ноте я прекращаю изливать национальные предпочтения и перехожу к вопросу главных достопримечательностей Владивостока. Мне интересно, что показывали туристам до того, как относительно недавно построили мосты. Корабли? Бухты? Пожалуй, без нависающей громадины — это скучно. Мост Русский и мост Золотой открыли в 2012 году.

Они прекрасны, но есть два существенных недостатка: нет пешеходного прохода и нет вантовой подсветки. Если сделать подсветку, от красоты можно будет упасть в обморок. Даже не так важно, что набережную у Золотого моста делит на две части отель-долгострой Hyatt, который приходится обходить по заброшенным железнодорожным рельсам вечером в полной темноте.

На набережной Цесаревича, что с левой стороны от въезда на мост, вечером кипит жизнь. Пары танцуют латину и катаются на роликовых коньках, носятся дети на велосипедах, играет музыка, кто-то забивает кальян, пляшут фонтаны — не так грандиозно, как в Дубае, но выглядит мило. В масляной воде отражаются огни кораблей и уличного освещения. Все вместе складывается в такую волшебную картину, что даже мой внутренний скептик растаял.

Сопочки

Владивосток — город на холмах. Перепад высот настолько большой, что в некоторые здания есть вход с улицы сразу на пятый этаж. Я предполагаю, что все местные ходят с подтянутыми попами. И мастерски управляют старыми японками на механике. И паркуются.

Мои босоножки прошли очередной тест-драйв, как и мои ноги. Плюс кардио: на спуске тренируем переднюю сторону бедра, на подъеме — заднюю. С другой стороны, рельеф в городе — это увлекательно: никогда не знаешь, какой подъем или спуск ждет за поворотом.

Самый патриотичный остров

Русского на острове Русском практически ничего и нет. На территории ДВФУ попадаешь в сказку: идеальные зеленые газоны, красивые здания, чистые дорожки. Хочется вернуться на несколько лет назад и поступить в университет во Владивостоке, чтоб ежедневно выходить из учебного корпуса и видеть море.

Не зря на кампусе проводят международные саммиты и форумы. Мне не стыдно представлять, что туда приезжают иностранные делегации, и Владимиру Владимировичу тоже не стыдно, полагаю.

В 2017 году на Русском открыли Океанариум. Здание построили в форме ракушки, а внутрь поместили обитателей Японского, Охотского, Берингова морей, озера Байкал, реки Амур, Тихого океана, Амазонки. Да, да, есть аквариум с настоящими пираньями, и в него лучше не засовывать руки.

Океанариум приспособлен для полноценного интерактива — с разрешения смотрителя зала можно подержать в руках морских животных, ракушек и улиток. Отдельный зал непрерывно демонстрирует процесс эволюции на планете с момента Большого взрыва. Залипательно. В другом стоят чучела динозавров, которые внезапно начинают двигаться и рычать! В третьем созданы настоящие влажные и душные тропики, с потолка свисают лианы, а в террариумах резвятся бабочки. А тоннель! Подводный тоннель, где над головой плавают разноцветные рыбы, скаты и акулы! И хочется плакать от красоты и счастья видеть такое.

Must-visit

Коротко об обязательных пунктах программы посещения Владивостока: Токаревский маяк, смотровая площадка на сопке Орлиное гнездо, ресторан паназиатской кухни Zuma.

Zuma. Ресторан — легенда Дальнего Востока, и нельзя просто приехать во Владивосток и не сходить туда. Таких нежных гребешков и креветок, палтуса и краба не найти в России нигде. Цены — выше среднего даже для этой части страны, но еда, обслуживание, интерьер и атмосфера запомнятся навсегда. И заставят мечтать о следующей поездке в Приморье.

Орлиное гнездо. Главная смотровая площадка, где с самого утра тусуются огромные группы моих любимых китайцев. С другой стороны, они весьма пугливые и не решаются залезать для фото вот сюда:

Токаревский маяк расположен на косе, уходящей далеко в море, как предупреждающий ориентир для кораблей. Выглядит живописно, плюс до него легко добраться на общественном транспорте или пешком. Приморцы любят его изображать на открытках и путеводителях по городу — понятно почему.

И в заключении

Красота — в глазах смотрящего, это правда. И один будет обращать внимание на дыры в асфальте, отсутствие пешеходных дорожек, слегка неопрятный вид города. А другой увидит в нем магию и неповторимое очарование. Я за второе.

Leave a Reply

Your email address will not be published.